Советская школа стекла: Мухина и Смирнов. художественное стекло Москва

Советская школа стекла: Мухина и Смирнов.

В становлении советской школы стекла стояли два уникальных художника - Вера Игнатьевна Мухина и Борис Александрович Смирнов.
Скульптор и архитектор нашли в этом многогранном материале все - форму, пластику, архитектуру, цвет, графику, монументальность и утилитарность. Художники подняли планку промышленных изделий до уникальных музейных экспонатов. Их смелые творческие эксперименты в моллировании и скульптуре до сих пор считаются вершинами художественного стекла и являются предметом изучения для студентов.
В этом материале Мария Березина, преподаватель курса витражей в Москве, Русская Академия Ремёсел, расскажет про обоих художников и их подход в работе со стеклом.


Вера Игнатьевна Мухина

Мало кто знает, что для советского стеклопроизводства большую роль сыграла В.И. Мухина. Многие её знают как первую женщину-скульптора в Стране Советов, как создательницу “Рабочего и колхозницы”, но редко кто изучал историю производства стекла в послереволюционной России и огромный вклад Мухиной в эту область.
В.И. Мухина увлеклась стеклом еще в далеком 1914 году, в тот год она путешествовала по Италии и увидела стекло Мурано. Видимо, с той поездки появилась мечта работать с этим материалом.

В 30-е годы Валентина Игнатьевна проектировала эффектный сервиз из хрусталя для важных правительственных мероприятий. Создавала она этот сервиз на “Красном гиганте”, бывшем Бахметьевском заводе, где работали русские мастера, перенявшие опыт своих предков - Вершинины, Вертузаевы, Калагины. Художница готовилась к работе очень скрупулёзно. Взгляд скульптора сказывался во всем. Она создавала эскизы, по которым изготовлялись формы для выдувания, рисовала сами предметы в разных ракурсах и с разных сторон.
Познакомившись с технологией ближе, она увидела метод свободного выдувания, он открыл ей богатство рукотворности и неповторимости каждого изделия.
Михаил Сергеевич Вертузаев, один из лучших стеклодувов, так же взялся за работу над сервизом. В сервиз входили графины, рюмки, бокалы для вина, вазы для цветов. На дворе была новая жизнь и новая эпоха, поэтому все вещи делались Мухиной не по-старинке. Мухина отвергла все традиционные методы декорирования. Она применила широкую огранку большими плоскостями и глубокие вырезы. К материалу Мухина подошла как скульптор - декор теперь участвовал в создании формы предмета. Все изделия напоминали скорее драгоценные кристаллы, чем утилитарные вещи. Высочайшее качество исполнения, материалы и формы - стали новым словом в советском стеклоделии.

Технология стекла совершенствовалась, появились новые механизмы и машины для производства, молодые мастера перенимали опыт у старых, но вот с художественной частью в производстве был полный крах. В штат завода не нанимали художников, давно забытая эпоха модерна была основным стилевым направлением производства. После революции все, что было связано с царской Россией, а особенно с эпохой модерн, считалось дурновкусием, пережитками прошлого. Новое послереволюционное время, которое переживала страна, разительно отличалось от бывшего серебряного века. Искусству модерн был повешен ярлык «декаданство и упадничество» людям казалось, что пришла новая пора героизма и самопожертвования. И этого требовали многочисленные комитеты и новые общества художников.
Несоответствие жизни и стиля противоречило современности.

Необходимость изменить старый уклад в производстве и вдохнуть новую жизнь в старый завод заставило в январе 1940 г. Веру Мухину, Николая Качалова и писателя Алексея Толстого написать в Совнарком письмо с предложением создать на основе зеркальной фабрики в Ленинграде экспериментальную мастерскую. Она должна была стать союзом талантливых художников, мастеров и ученых. На базе мастерской предполагалось проектировать и производить изделия из стекла для серийного производства.
В апреле 1940 постановление было подписано. Мухина приглашала в новую мастерскую лучших стеклодувов и художников, привлекала научных сотрудников из Ленинградского технического института. Из Союза Художников пришли Алексей Успенский и Николай Тырса. Качалов стал научным руководителем мастерской, Мухина - художественным. Уже к концу 1940 года команда единомышленников сделала триста уникальных образцов для серийного производства из льдистого и молочного стекла с венецианской нитью, из бесцветного стекла с гравировкой. За кратчайший срок были созданы прекрасные вещи, которые являются предметами изучения современных студентов.
Во время ВОВ производство остановили. В блокаду умерли Успенский и Тырса.

Когда война закончилась, жизнь потихоньку стала налаживаться.
Зеркальную фабрику переформировали в завод художественного стекла и сортовой посуды - ЛЗХС, в основе фабрики лежала творческая лаборатория, восстановленная силами Мухиной и Качалова.
В художественной мастерской экспериментировали и работали с тем же энтузиазмом. Работа велась не только для серийного производства, но и проектировались и выполнялись сложнейшие изделия и архитектурные детали из стекла.
Вели научно-техническую работу, подготавливали специалистов.
Так на ЛЗХС появилось сульфизно-цинковое стекло. Оно могло быть в разной степени глухим, дымчатым, прозрачным. В нем могли сочетаться любые переходы цвета от зелёного - к ярко-желтому, от голубого - к розовому.
На всемирной выставке в Венеции его назвали “русским чудом”.
Но как все, выходящее за пределы стандарта в СССР, оно не прижилось на ЛЗХС. Его низкая стоимость мешала выработке плана. Роль и значение этого “русского чуда” в полной мере оценили и применили гораздо позже в 60-80е годы. Оно стало очень модным.
Ещё одна разработка ЛЗХС был способ моллирования.
За время, проведенное на заводе, Вера Игнатьевна познакомилась со многими мастерами, учениками, инженерами - Н.Н. Качаловым, Ф.С.Энтелисом и др. В Ленинграде Мухина познакомилась с работами кафедры Ленинградского технологического института. В.В. Варгин управлял разработкой нового способа создания цветных стекол - особой варки. Палитра цветных, глушеных и прозрачных стекол поражала разнообразием. Ученые благодаря научным экспериментам заменили вредные соединения олова, мышьяка, сурьмы на фтористые соединения.
Здесь так же была изобретена технология “селенового рубина”, так необходимого в производстве всех предупреждающих красных ламп в жизни города и на магистралях.

Не много времени понадобилось, чтобы наладить работу по выпуску небольших тиражей. Метод Мухиной восприняли положительно: художник создавал первый эскиз на бумаге, а затем взаимодействовал с мастером, стоял с ним у печи, смотрел на природу стекла, как оно себя ведет, и проводил несколько пробных выдуваний, доводя вещь до конченого результата. Для дальнейших повторений с уже готового изделия снимали форму. Художник, работая в тандеме с мастером, зачастую изменял свой замысел, импровизировал, учился стеклодувным приемам. А мастер становился полноправным соавтором каждой вещи. Он стремился почувствовать в оригинале замысел художника.

Цех, созданный с целью эспериментирования, к концу 1940 года начал создавать новое.
Мухина придумала и создала вазу “Лотос”, разные варианты кубков, винный набор “Астра”. Автор использовала традиции венецианского стекла для создания вазы с филигранной нитью. Но в то же время пластика вазы подчеркнула ее новый образ - формами она напоминает колокольчик.. Венецианские нити окутывают ее будто кружевом. В вазе “Лотос” простые линии сочетаются с глубоким прозрачным цветом. От того, какие и сколько красителей добавлено в стекло, ваза сильно меняет свой облик.

Бесконечное множество декоративных вариантов изделий получалось, когда Мухина применяла такие приемы обработки, как “мороз”, “кракле”, “залив” и т.д. Работа с этими техниками предполагает, что вы не знаете заранее, что получится, вариативность определяется в процессе производства.

художественное стекло
Ваза "Лотос". Автор В.Мухина

Вместе с Мухиной работал художник Алексей Александрович Успенский. Он был человеком знающим и любящим античность и народное искусство. Обладая тонким вкусом, он переносил своё видение на изделия. Простые лаконичные идеальные формы - вот почерк этого художника.
Мухина говорила об Успенском: “Это не талант, а талантище. Это график, но он не делает рисунков на стекле. Его интересует стекло как материал и то, что диктует стекло. Он - виртуоз в смысле выдувания форм, он всегда ориентируется на природу стекла, и это его заслуга”.
Благодаря ему Мухина смогла воплотить свою давнюю мечту и создала стеклянные скульптуры, которые были уникальны в то время - “Ветер”, “Портрет ученого” (Н.Н.Качалов), “Торс девушки”.

Борис Александрович Смирнов

В 1948 ЛЗХС привлек на завод и Бориса Александровича Смирнова. Когда он пришел в лабораторию, ему было 45 лет, и за спиной художника был архитектурный факультет Академии художеств в Ленинграде, работа архитектором, дизайнером, графиком, иллюстратором, работа в театре. В создании изделий из стекла вдруг ярко раскрылся талант Б.А.Смирнова. Он внес во все свои творения новую волну - театральности, юмора, емкого художественного образа. Первые его приборы на ЛЗХС были - “Соколик” и “Крепыш”. “Соколика” взял в свою коллекцию Русский Музей, а “Крепыш” пошел в производство массовым тиражом.

художественное стекло
Графин "Крепыш". Б.Смирнов

Свои работы Борис Александрович выполнял вместе с производственным стеклодувом Борисом Ереминым. Творческая работа над изделием из стекла - всегда совместный дуэт мастера и художника. Художник выдает идею, а мастер выполняет, полноправно участвуя в процессе творчества. Ваза “Танцующая пара” - это шедевр стеклодува и художника.

художественное стекло
Ваза "Танцующая пара". Б.Смирнов.

Образы Б.А.Смирнова - это всегда сочные наполненные формы, всегда новаторские, всегда в движении. Работа “Пара чая”, сделанная в конце 50хх годов, новое слово в стилизации утилитарных предметов. Запаянный носик чайника многих шокировал. А Смирнов просто шутил, он играл с образом, играл с бытовым понятием “пара чая”. Обычные предметы становились музейными экспонатами, дизайнерскими высказываниями.

Художественное стекло
"Пара чая", Б.Смирнов.

Борис Александрович Смирнов, пожалуй, одна из самых ярких фигур в советском стеклоделии. Само понятие “художественное стекло” пришло к нам от него.
Он активно работал и в художественном конструировании оптического стекла при оформлении выставок.
Архитектурная смелость и театральное начало - синтез, на основании которого появилось множество работ: “стеклодувы”, “Невесомость. Поехали!” (посвященная Ю.Гагарину)
В 1967 году Смирнов создал огромную, праздничную, необычную работу “Праздничный стол”. Работа состояла из 175 предметов, утилитарного и декоративного назначения. Чего только не было на этом столе - графины-петухи, курицы, скоморохи, цыплята-рюмки, бокалы-перевертыши, черти, кружки, тарелки, фантастические птицы - все выполнено в ярком сочном стекле в гутной технике.

художественное стекло
Праздничный стол. Б.Смирнов.

Это своеобразный гимн масленице, карнавалу, театральной феерии.
Критика жесткого отнеслась с такому несерьёзному взгляду на праздник. О работе говорили - “антивещи”, “артистический индивидуализм”, “художественное самовыражение”.
Глядя на эту работу через призму времени, мы видим, что художник, как это часто бывает с талантливыми людьми, просто предвосхитил своё время и соединив, казалось бы, несоединимое, получил образ, который стал близок и понятен и стал стилем совершенно другого времени будущего.

Мария Березина, преподаватель курса витражей в Москве, Русская Академия Ремёсел.
Материал подготовлен для сайта Русской Академии Ремёсел.

Другие Статьи: