Путь Русской Академии Ремёсел

Путь Русской Академии Ремесел

Какой путь прошла Академия и её ученики за 2009-2020 год, и что ждет ее в будущем. Рассказывает учредитель Академии Ремесел Матвиенко Николай Николаевич и ректор Академии Евгения Анатольевна Просвирина.

Евгения Анатольевна, по профессии вы архитектор. А как случилось, что вы работаете в Русской Академии Ремесел?

Просвирина Е.А.: В 2006-м году я работала архитектором в строительной фирме «Артдеко» Николая Николаевича Матвиенко. Коттеджное строительство в Подмосковье переживало настоящий бум. Было очень много заказов, и количество объектов не могло не радовать, но были и проблемы. В частности, на объектах катастрофически не хватало профессионалов — печников, каменщиков, мастеров декоративных штукатурок.
Николай Николаевич — человек неуемной энергии предложил: «А давайте сами обучать людей этим профессиям». Тем более, что была возможность обучать людей не только теории, но и на практике, а затем приглашать на работу на наших же объектах.
Так, с момента создания Академии в основе обучения была практика. Ставилась задача за короткий отрезок времени обучить основным навыкам, которые бы дали возможность сразу после курса выходить на работу.
Дали объявления на своем сайте и в газетах. Учебную аудиторию оборудовали в небольшом офисе на Юго-Западной. Первыми были набраны курсы печников. В группе было 13 человек. У большинства из них было высшее образование, и не одно. Были молодые люди, которые пришли на курсы сразу после школы или колледжа. Группы формировались постоянно, иногда в два потока, вечер будни и в выходные. Наши мастера и сотрудники стали совмещать работу с наставничеством. Была зарегистрирована ООО «Русская школа мастеров».

Первое время еще получалось совмещать обучение с основной работой на строительной фирме. Да еще и самим нужно было учиться, так как мы не были педагогами. Николай Николаевич начал писать методическое пособие по печному делу по заявке Минобра. Кстати, по этому учебнику уже 10 лет занимаются наши слушатели. Я стала вести лекции «Проектирование и чтение чертежей».
Курс получился сложный: нормативные документы, пожарная безопасность, основные расчеты конструкции, проектирование, работа со сметами и, конечно, практика. Наши выпускники были жуткими занудами — когда они приходили на печные фирмы, то цитировали нормативную информацию по пожарной безопасности, чем просто доводили заказчиков и работников фирм до «белого каления».

курс печное дело
Курсы печников  первая группа , 2009 год.

Когда вы решили, что пора расширять спектр профессий, которым вы будете обучать?

Матвиенко Н.Н.: Сама реальность подсказывала, какие курсы будут следующими. Мы сотрудничали с Московской Палатой ремесел, где были гильдии печников, кузнецов, реставраторов. Поэтому следующей профессией, которой мы решили обучать, стали кузнецы. Тогда многие заказчики хотели изделия ручной ковки. Мы встретились с прекрасным профессионалом Навроцким Александром Георгиевичем, который давно хотел запустить курсы кузнецов, и всё сложилось. Московская Палата ремесел помогла нам с арендой помещения и мастерами, готовыми обучать.
Сначала нам хотелось готовить не просто кузнецов, а мастеров художественной ковки. Чтобы они могли сами создавать эскизы будущих изделий. Но не получилось. Во-первых, оказалось, что дать навыки рисунка и композиции с нуля в такие сроки (72 академических часа) мы не можем. Во-вторых, сами люди не были к этому готовы. Им хотелось ковать, а не сидеть в аудиториях. Прошло больше 10 лет, а профессия печника и кузнеца — все так же самые востребованные до сих пор.
Следующими у нас запустились  реставраторы мебели, в большей степени благодаря знакомству с реставратором Ивановым Федором Германовичем, который и по сей день является руководителем курса.
Курсы Реставратор мебели, «Реставратор произведений из дерева» популярны, но трудоустроиться по этой профессии сложно. В основном слушатели, которые захотели остаться в профессии, организуют свои мастерские или арендуют у мастеров рабочее место.

Просвирина Е.А.: На курс приходит много женщин. И далеко не все хотят менять профессию. Им нравится заниматься декорированием мебели или хочется своими силами отреставрировать мебель, доставшуюся от бабушек и дедушек.
Потом поставили цель запустить курсы ювелиров. Познакомились с нашими будущими мастерами Листовым Олегом Юрьевичем и Некрасовым Юрием Михайловичем.

В каком году появилась Русская Академия Ремесел в том виде, в котором существует сейчас, с лицензией?

Матвиенко Н.Н.: До 2010 года у нас была ООО «Русская школа мастеров» без образовательной лицензии с ограничением учебного процесса в 72 академических часа. Однако мы поняли, что выросли из этого формата: нам нужны программы профессионального обучения, методические материалы. В 2010 году мы зарегистрировали НОЧУ ДПО «Русская Академия Ремесел» и в 2011-ом получили первую образовательную лицензию. С названием, правда, пришлось помучиться. Оказалось, что назвать наше учебное заведение Российской Академией Ремесел не получится (по некоторым причинам). В итоге мы остановились на Русской Академии Ремесел. Слово «русская» ассоциируется с народно-художественными промыслами. Наше направление декоративно-прикладное искусство. Тем не менее, мы решили оставить название.
С получением лицензии тоже было много сложностей. Но в итоге всё завершилось, и в 2011 году мы получили лицензию на образовательную деятельность, которая позволяет нашим выпускникам выдавать удостоверения о повышении квалификации и свидетельства о получении профессии.

курс оружейное дело
Курсы Кузнец-оружейник. Первый выпуск курса "Оружейное дело", 2011 год.

Как изменился рынок профессий за последнее время? Каким профессиям вы обучаете сейчас?

Просвирина Е.А.: Сейчас мы готовим людей по 35 направлениям. Это достаточно большой разброс по направлениям
Реставрация и антиквариат, работа с камнем, работа с деревом, работа с металлом, ювелирное дело, работа на станках ЧПУ, 3Д-моделирование, сварка, лепщики архитектурных деталей, рисунок.
Проводим мониторинг рынка профессий. Но не только. Иногда наши выпускники спрашивают или сообщают о новых программах. Производства, с которыми мы сотрудничаем, обращаются с предложениями, сообщают о дефиците кадров.

Как отразилась пандемия на Русской Академии Ремесел?

Просвирина Е.А.: 2020 год — это полная перезагрузка. Очень признательна нашему коллективу, мастерам и сотрудникам за поддержку.
Работы было много. Но, что касается рабочего процесса: в период пандемии, когда наши коллеги начали срочно переводить занятия в онлайн, мы уже были к этому готовы. В Русской Академии Ремесел заочные курсы печников и кузнецов запустились еще 2016 году, дистанционная площадка СДО-проф начала работу с 2018 года. Заочные курсы “Ювелир” с применением дистанционных технологий — с 2019 года. За время карантина завершили работы над дистанционными программами по керамике и витражам, сразу начали обучение. Отчасти этот непростой период подтолкнул людей решиться на дистанционную форму обучения прикладным профессиям.

Матвиенко Н.Н.: Многие сомневались, как можно обучить таким профессиям дистанционно. Основная проблема дистанционного образования — где пройти практику. Но благодаря Ассамблее художников, мастеров и ремесленников (сокращенно АХМИР) у нас есть возможность совместной деятельности и общения со всеми мастерами в РФ. Именно благодаря этой коллаборации мы можем обучать заочно людей, живущих не в Москве. Через Ассамблею мы помогаем найти мастеров, готовых предоставить нашим ученикам практику в их городе. Потребность в мастерах в регионах очень большая. Нам часто звонят и говорят, что в каком-то городе нет даже ремонта ювелирных изделий. Так что пандемия для нас прошла плодотворно. Сегодня у нас учатся студенты со всех континентов. Сегодня 20% наших учеников иногородние и обучаются онлайн.
Мы стараемся не терять связи с нашими выпускниками. И как один из вариантов дальнейшего взаимодействия предлагаем площадку в рамках Ассамблеи Ахмир. Мы проводим повышение квалификации для выпускников.
В настоящее время уже наши выпускники преподают в Академии.

Пресс-центр Русской Академии Ремёсел.

Другие Статьи: